ЁлыПалыч

ЁлыПалыч

@YolyPalych
Меня жена за ёлкой каждый год посылает… А я её всё равно люблю!
Реальные признания в любви

Не лови чужое счастье - 2. Настоящая любовь

Февраль медленно, но верно приближался к середине. На улице уже пахло приближающейся весной, солнце светило необычно ярко, растопив снег и высушив дороги. Люди радовались такой замечательной погоде и возможности на День Влюблённых обойтись без тяжёлых шуб и шапок.

Как ни странно, после той встречи с цыганкой Нина и думать забыла о Славике. Ну красивый, ну и что? Если смотреть трезвым взглядом, то такая глупышка, как Верка, ему как раз и подходит. Золотой мальчик, маменькин сынок. Идеальная пара, блин. Нина хихикнула своим мыслям.

«А с чего это я опять про него думаю-то? Ну понятно же. Завтра четырнадцатое февраля. День Влюблённых. А я по-прежнему одна. Уж не пропустила ли я ту встречу, о которой говорила цыганка?»

На следующий день, как, впрочем, и всегда в праздник влюблённых, ребята и девчата дарили друг другу валентинки. Как обычно у Славика и у пары признанных красоток не было отбоя от желающих подарить открытки именно им. Нина тоже получила парочку сердечек от друзей. И всё-таки ей было одиноко на этом празднике любви. Наконец-то занятия закончились, и девушка знакомой дорожкой пошла домой, размышляя о том, на каком же повороте она проглядела того самого. Или время ещё не пришло?

Вдруг девушку крепко тряхнуло, мгновенно выведя из задумчивости.

— Ты цела? — на неё смотрели бездонные серые глаза зацепившего её мотоциклиста, который, выехав из арки ближайшего дома, едва успел затормозить и вильнуть в сторону.

— Ты всегда так? Не смотришь, куда идёшь? Я же тебя чуть не сбил. Хорошо ещё, что медленно ехал и успел вывернуть руль.

На Нину из под приподнятого стекла шлема озабоченно смотрели глаза цвета расплавленного серебра с такими пушистыми ресницами, что девчонки бы обзавидовались.

— Ты в порядке? — спросил всё тот же приятный баритон, немного приглушённый шлемом.

— Ты что, немая, или я тебя так сильно задел, что ты с перепугу потеряла дар речи? — в голосе звучало неподдельное беспокойство.

— Д-да… Вроде в порядке, — не слишком уверенно ответила Нина.

Молодой человек снял шлем, перчатки и, устроив их на руле, принялся осматривать и ощупывать встретившуюся с его рулём руку девушки, и та поймала себя на мысли, что руки у него нежные, прикосновения ей приятны.

— Ай, — переступив с ноги на ногу, Нина вскрикнула от боли в лодыжке, которую сначала даже не заметила.

— Что? Где болит? — забеспокоился парень.

— Я, похоже, ногу подвернула, — призналась Нина.

— Мы едем в медпункт. На мотоцикле удержишься? Блин, второго шлема нет, но я не хочу снова причинить тебе вред, поэтому наденешь мой.

— Как твой? А ты? Нет, так не пойдёт, — Нина почему-то ужасно испугалась, подумав, что с этим сероглазым может что-то случиться.

— Девочка, не нужно спорить с мужчиной. Особенно когда он прав. Сказал — надевай, значит надевай.

— Ну хорошо, — сдалась Нина. — Только пообещай, что будешь ехать осторожно и никого больше не зацепишь.

— Так ты же сама мне под колёса… вплыла, с таким отстранённым видом, будто бы ты вообще где-то на другой планете витаешь. Разве можно так ходить по улицам?

— Наверное, нельзя, — ответила девушка, устраиваясь на заднем сидении мотоцикла.

— Тебя хоть как зовут-то, камикадзе?

— Нина. А тебя?

— Ты будешь смеяться, но меня зовут Валентин.

— Да уж, действительно смешно: на день святого Валентина меня чуть не угробил Валентин. С именинами тебя, что ли...

— Это судьба, — рассмеялся парень, заводя мотоцикл. — Так что без номера телефона я тебя не отпущу.

«Хм… А может и правда судьба?..» — думала девушка под рёв мотора. «Встретишь своё в день, когда у влюблённых будут особенно сиять глаза», — вспомнились ей слова цыганки. — «Ну конечно, день влюблённых, вот когда глаза сияют по-особому! Это он! Это точно он! Не зря же я с самого начала чуть не утонула в расплавленном серебре его глаз...»

Минут через двадцать Нина, поддерживаемая новым знакомым, с перевязанной ногой вышла из медпункта.

— Сильно болит? — виновато спросил Валентин.

— Да нет, это же всего лишь растяжение. Я такую повязку вполне способна наложить и сама. Не стоило из-за таких пустяков беспокоить медсестру.

— Нет уж. Я хочу быть уверен, что с тобой всё в порядке. А теперь я отвезу тебя домой. На, надевай, — Нина взяла протянутый шлем и только тут заметила, что он совершенно не тот, в котором она ехала сюда.

— А откуда второй-то?

— Да друга встретил тут, пока ждал результаты нашего происшествия. Он только что отвёз девушку домой, а шлем я вот, выпросил на пару часов. Так что надевай и адресок говори.

— Какой шустрый, сразу адресок, — рассмеялась Нина.

— Ок. Можешь не говорить. Тогда я отвезу тебя к себе и буду твоим… Эм-м-м… Сиделком… Во! — рассмеялся Валя.

Мотоцикл мчался по дороге к дому Нины, а она сидела и думала, насколько легко и просто всё с этим парнем. Она знает его меньше часа, и уже ей так не хочется, чтобы он уходил… Уезжал… А вдруг они больше не увидятся? Вдруг, это не он её судьба? А если он? Не могла же она заставить его снова прийти. Или приехать.

Мотоцикл затормозил возле её подъезда. Валентин помог девушке сойти с мотоцикла и, поддерживая, повёл к двери.

— Ты что, собираешься до самой квартиры меня провожать?

— Конечно. Должен же я убедиться, что ты нормально добралась. К тому же, ты обещала мне телефончик.

— Я? Я ничего не обещала.

— Но мне же нужно знать, что моя подопечная выздоравливает. Если у меня не будет возможности позвонить, я приеду без звонка, буду рычать мотором, сигналить и орать твоё имя на весь двор, или трезвонить в твою дверь, пока мне не откроют и не расскажут, как ты выздоравливаешь.

Вышедший из подъезда мужчина придержал дверь. Войдя с девушкой в дом, Валентин вызвал лифт.

— Не повезло. Не удалось подсмотреть код подъезда. Придётся шуметь во дворе. Этаж какой?

— Третий.

Пока они поднимались, девушка продиктовала ему номер. Тем более, что ей самой хотелось его ещё услышать. И увидеть тоже.

Лифт остановился, девушка позвонила в квартиру.

— До завтра, камикадзе, — прошептал Валя ей прямо в ухо. – Выздоравливай! Я позвоню.

Сдав Нину из рук в руки подруге, он побежал вниз по ступеням.

На следующий день Валя позвонил, спросил как нога и, услышав, что уже почти прошла, и что завтра она уже собирается в универ, заявил:

— А вечером мы идём в кино. Возражения не принимаются. Фильм классный.

Как и обещал, он зашёл вечером, в половине шестого. В его руках был огромный букет хризантем. Её любимых.

— Откуда ты узнал, какие цветы я люблю?

— Да просто купил то, что понравилось, для той, что понравилась, вот и всё.

«Да, это точно он!.. Тот, что мне предназначен!» — подумала Нина, взяв Валентина под руку.

13:59
334
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!