День неудавшихся измен - 2

Рабочий день близился к концу. Встреча с партнёрами прошла успешно, все были довольны. Нам с Мишей нужно было ехать в разные стороны: он жил недалеко от офиса, а я в соседнем районе. Он сделал короткий звонок по мобильному, попрощался со мной, и радостно поковылял на стоянку такси. А я ещё некоторое время сидела в машине на парковке у бизнес-центра, заканчивая пометки по переговорам для завтрашнего доклада шефу и уже представляла себе, как буду дома нежиться в горячей ванне. Вдруг, мои фантазии оборвал телефонный звонок, это был новый директор нашей фирмы. Он в срочном порядке созывал всех на собрание.

Меня огорчило, что придётся сидеть в офисе после работы, но деваться было некуда — всё согласно трудовому договору с ненормированным рабочим днём. Я повернула ключ зажигания и рванула в направлении нашего офиса. По пути мою светлую голову посетил вопрос: «Почему звонил директор, а не секретарь?», и я набрала телефон Яны. На заднем плане слышались голоса людей и звуки машин:

— Яна, ты не в офисе?

— Нет, Павел Константинович отпустил меня пораньше. Вот бегу дальше от офиса, пока он не передумал, — захихикала наша секретарша в трубку.

— Понятно. Удачных выходных! — ответила я и положила трубку.

Подъехав к офису, я увидела, что автомобили коллег уже на месте. Заглушив мотор своей ласточки, я собрала документы и вышла из машины. На мою радость, к офису подъехала машина Оксаны, за рулём был её муж. Я вышла, чтобы поздороваться.

— Привет. Ты один? Где любимая?

— Так я вот за ней приехал. Она сказала, что директор решил провести собрание. А ты чего тут торчишь?

— Видимо, опаздываю на собрание, — задумчиво произнесла я. — Ладно, побегу получать по шапке, пока!

Со скоростью гепарда я помчалась на пятый этаж по лестнице. Навстречу мне попался Миша, грустный и задумчивый:

— Ты чего мне не позвонил, не сказал о собрании? Я же опоздала!

— А ты мне чего не позвонила? Вместе опоздали бы, — пробубнил недовольно он. — Иди, на ковёр успеешь.

От этой фразы желание подниматься выше у меня как-то пропало. Я замедлила шаг, а Миша уже вслед мне бросил:

— Иди-иди, он всё равно докопается.

Когда я поднялась в офис, все уже собирались выходить. Окинув взглядом толпу, я не заметила директора:

— Павел Константинович где?

— В кабинете, — мрачно ответил кто-то из коллег, и серая толпа двинулась к лифту.

Я посмотрелась в зеркало в приёмной, быстренько поправила кудри и помаду. Наш директор хоть мужчина и женатый, и его соблазнение даже близко не входило в мои планы, но предстать перед ним растрёпанной мне не хотелось. В голове крутилась лишь одна мысль: «Как я смогла опоздать? Ехала же всего десять минут».

— Наконец-то добралась… — спокойно сказал появившийся в дверях директор. — Проходи, у меня тоже зеркало есть.

Одёрнув юбку, я прикрыла колени и прошла в кабинет Павла Константиновича. Тишина в соседних кабинетах давила на меня, в ушах всё звенело. Вдруг директор заговорил, и это спасло мучительный момент.

— Садись сюда, — указал он на стул у стола и сел рядом с ним.

— Извините за опоздание, сама не понимаю, как это произошло, — затараторила я, но директор улыбнулся и остановил мою объяснительную речь.

— Всё хорошо, всё хорошо… Смотри, какой красивый вечер, можно сидеть и наслаждаться моментом, — замурлыкал Павел Константинович.

— А, может, Вы меня быстренько введёте в курс дела и по домам? — наглость — второе счастье, но домой хотелось очень. Впереди были выходные и куча планов.

— Ну как хочешь, — сказал директор, встал и снял пиджак. — Понимаешь, мне не нравится, как работает ваш отдел, и я решил всех уволить...

Сердце упало в пятки, на лбу проступил холодный пот. Эта идея была более чем абсурдна. Сплочённая команда, которая собиралась больше года, все мастера своего дела, есть результаты, в том числе и на сегодняшней встрече с партнёрами. Мне казалось, что новый начальник не в себе.

— Но вот тебя я увольнять не хочу, уж больно ты хорошая...

Глаза Павла Константиновича заблестели, и он стал улыбаться, как Чеширский кот. По моему телу пробежали мурашки, и единственное, что я смогла произнести:

— Всех, так всех!

— Я знал, что ты так ответишь. Но я не могу тебя уволить, — он взял стул и сел ближе. — Запала ты мне в душу, понимаешь?

Его огромная горячая рука скользнула мне под юбку, и пальцы упёрлись в резинку чулок. К горлу подкатил ком, я побоялась шевельнуться и просто хлопала ресницами.

— Глаза у тебя такие родные… И имя, как у моей мамы. А знаешь, как тяжело в чужом городе?..

Павел Константинович пел свою песню и свободной рукой потянулся к моей груди. Я вскочила и закричала:

— Завтра же пишу заявление на увольнение! Такого себе ещё никто не позволял!

Директор встал, накинул пиджак и заметался по кабинету:

— Ты чего, ну чего ты, не горячись, извини. Всё будет, как ты захочешь: цветы, ресторан, гостиница…

— Листок. Ручка. Заявление. – Отрезала я и вышла вон из кабинета.

Я спустилась вниз, прошла на парковку и села в машину — мне ни на минуту не хотелось оставаться рядом с этим человеком. А в мыслях крутились имена знакомых, которые могут мне помочь с новым трудоустройством.

15:11
496
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!