Во всём виноват телефон...

Во всём виноват телефон...

— Ну, что ты опять ревешь? — мама нежно погладила Настю по голове, совсем как в детстве. — Рассказывай.

Настя в последний раз всхлипнула, ее тонкие пальцы нервно обхватили чашку с чаем.

— Андрей опять к бывшей попёрся, не выяснили они что-то до сих пор. Можно подумать, и не было этих семи месяцев, которые мы вместе после его развода, — девушка закусила губу и уставилась на свои руки. — Я, конечно, все понимаю, но, блин...

Мама тяжело вздохнула. Уже не первый год дочь тратила время и нервы на совершенно неподходящего ей мужчину. Она так и не смогла объяснить дочери, что связываться с женатым мужчиной, а тем более, пытаться разрушить чужую семью — поступки, совершенно не достойные порядочного человека. Настя не желала ничего слышать и заканчивала разговор при любой попытке матери поговорить на эту тему. Причем это абсолютно не мешало ей бежать к матери, изливая душу и слёзы по любому поводу.

Но сегодня что-то внутри Насти изменилось. Был ли тому причиной приближающийся праздник — международный женский день, или же просто чувства в один миг перегорели, но факт оставался фактом — Настя решила послушать маму.

— Знаешь, что… Мам, я перееду к тебе на недельку? — девушка встала со стула, обошла стол и обняла мать. — Хоть один праздник вместе справим. А то всё как-то не складывалось — то учеба, то поездки, то теперь вот...

— Конечно, — Татьяна накрыла ладонью руку дочери на своем плече и улыбнулась. — Конечно, родная.

Просыпаться одной оказалось довольно непривычно, и первые три дня Настя долго не могла заснуть, вспоминая и скучая. Как обещала матери, она не звонила и не писала Андрею, хотя, конечно, очень хотелось. А вот ему, похоже, и вовсе не хотелось. Телефон молчал. Мужчина, видимо, опять ушёл к бывшей.

Утро восьмого марта опять началось с ожидания. Помогая маме по хозяйству и в готовке, Настя ни на секунду не теряла надежду — сейчас он позвонит, обязательно позвонит, ведь он любит! Он сам говорил! Но настал полдень — телефон продолжал молчать. Татьяна пыталась сделать вид, что не видит застывших слез в глазах дочери, но, увы, материнское сердце обливалось кровью, и нет-нет, да сбегала по щеке торопливой искоркой слеза.

Три часа дня — телефон также хранит партизанское молчание. Настя с мамой сидели за накрытым столом и пили кофе. Подаренная маме кофе-машина зарекомендовала себя с лучший стороны.

— Послушай, — Татьяна все-таки не выдержала. — Он так и не позвонил?

Настя сжала в руках салфетку, сдерживая подступающие слезы, и отвела глаза.

— Ладно, я не буду ничего тебе говорить, — теплые руки мамы легли на плечи девушки. — Сама разберёшься. Просто оставайся со мной столько, сколько захочешь, я всегда буду рада тебе. С восьмым марта, дочка. — Рядом с локтем Насти на стол легла коробочка с новым телефоном.

Уже ночью, ложась спать и переставив сим-карту в подарок мамы, Настя заплакала — пришло 37 смс о пропущенных вызовах и не меньше 20 сообщений от Андрея. Оказалось, её старый телефон сломался, отказавшись ловить сеть, в то время, как парень отчаянно пытался достучаться до любимой. А буквально через минуту в комнату заглянула мама:

— К тебе Андрей. Знаешь, кажется, не такой уж он плохой. — и ушла в свою комнату.

— Господи, кажется, восьмое марта я теперь буду ненавидеть! — сквозь слезы улыбнулась Настя.

13:50
374
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!