Иероглифы моей жизни

Иероглифы моей жизни

У этого нелепого рассказа никогда не было начала. Изначально здесь была пустота...

Я лежала на самом дне океана, придавленная многокилометровой толщей ледяной воды и молча курила. Вот так… Или может просто думала, что курила, но к нёбу и языку так и лип этот лёгкий запах табачного дыма, и даже проснулось нелепое желание сделать глоток ароматного свежезаваренного кофе.

Это было воспоминание человека?.. Или просто какое-то нелепое навязчивое сновидение?..

… Отвратительный дешёвый кофе с утра, какая-то зажёванная на ходу булка, стремительный бег по лестнице вниз… тяжёлый запах и полумрак в подъезде...

Интересно, сколько мне тогда было? Лет двадцать? Лохматая зеленоглазая девчонка в помятой майке и стареньких рваных джинсах. Единственный друг – видавший виды ярко-красный мотоцикл. Единственная мечта — домчаться до самого края земли… Ну, или ещё дальше… Или может выше… Ведь этом мире нет ничего невозможного...

Огромный сфинкс скосил на меня тёмно-золотистый глаз и усмехнулся:

— Всё мечтаешь, Чари?

— Мечтаю? — я недовольно тряхнула головой и огляделась, — Я всего лишь пытаюсь вспомнить! Все эти жизни, судьбы, миллионы чужих снов и эмоций! Как найти в них себя?!

Я развела руками, указывая на горы и кипы сваленных всюду книг. Толстые и тонкие, потрёпанные и не очень… Все они дышали, жили, шепча свои сокровенные истории. Где-то среди них была и моя. Бережно написанная на тонком пергаменте, пахнущая моими поцелуями и сиренью. Да, именно сиренью...

Я растерянно посмотрела на невозмутимого товарища и, вздохнув, уселась рядом прямо на пыльный каменный пол у входа в пещеру. Свесила ноги вниз. В пропасть. Хотя, в той, человеческой жизни я бы вряд ли смогла назвать это пропастью. Где-то там, в самом низу немыслимо-огромными облаками клубилась сияющая тьма. Именно сияющая. Тянущая к себе. Хотелось раскинуть руки и упасть в неё, ласкающую этот мир под куполом мерцающего золотистого неба...

— Сколько я уже здесь? — мой голос прозвучал безжизненно. В общем-то, я знала ответ, но уже привыкла задавать этот вопрос изо дня в день.

— Три сотни без малого, — спокойно ответил сфинкс, и я ощутила, что он пошевелился. В этом странном мире, казалось, жил даже сам воздух.

— Три сотни...

Я вздохнула. Ах, этот навязчивый, липнущий к нёбу и языку запах табачного дыма. И ещё… Я попыталась уловить этот совершенно новый привкус и вздрогнула от неожиданности, когда мне на колени шлепнулась книга в буро-коричневом кожаном переплете. Сирень! Это был запах сирени!

«Отвратительный дешёвый кофе с утра, какая-то зажёванная на ходу булка...»

Я судорожно перелистнула страницы и разочарованно вскрикнула. Не было там ничего в конце. Только чистые, нетронутые страницы. Не было моей истории, бережно написанной чьей-то невидимой рукой. Что-то сжалось внутри, заставив горько скривиться.

— Погибла?

Сфинкс не смотрел на меня. Казалось, он даже не слышит.

Я медленно закрыла книгу и, вздохнув, посмотрела на клубящуюся внизу тьму. Ком внутри меня чуть ослаб. Что ж. Значит так было нужно. А может и не было ничего. Ни ярко-красного мотоцикла, ни меня, не давящей толщи ледяной бездушной воды… Я грустно улыбнулась:

— Значит это и есть край земли?

Мы помолчали.

— И что же дальше?

Сфинкс повернул голову в мою сторону и внимательно посмотрел в глаза:

— А нет там ничего дальше, Чари, нет… Да и это всё лишь в твоей голове...

Он выдохнул прямо в мне в лицо, и я попятилась. Споткнулась о камень и, нелепо раскинув руки, начала падать. Я всё ещё видела его огромные тёмно-золотистые глаза, слышала неясный шепот… Ощущала дыхание, наполненное запахом сирени… А потом меня поглотила и приняла в себя бархатистая тьма.

Отвратительный дешевый кофе с утра, какая-то зажёванная на ходу булка, стремительный бег по лестнице вниз… тяжёлый запах и полумрак в подъезде...

Я выскочила из подъезда и неожиданно налетела на кого-то большого и вкусно пахнущего шоколадом.

— Девушка, что ж вы так быстро бегаете и по сторонам не смотрите?

Я задрала подбородок и встретилась взглядом с тёмно-карими, какими-то золотистыми глазами. Молодой человек улыбнулся:

— Думаю теперь вы просто не можете не разделить со мной компанию за поеданием мороженного в соседнем парке. Не так ли?

Я сжала во вмиг вспотевшей ладошке ключи от верного двухколёсного друга и неожиданно кивнула, улыбнувшись в ответ. Думаю, в этот раз край земли может и подождать.

— А что же дальше?

— А нет там ничего дальше, Чари, нет… Только чистые листы. И твоя рука, выводящая на них иероглифы твоей жизни...

00:45
37
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!