ЁлыПалыч

ЁлыПалыч

@YolyPalych
Меня жена за ёлкой каждый год посылает… А я её всё равно люблю!
Реальные признания в любви

Наша первая и последняя ссора

Наша первая и последняя ссора

Понимаем ли мы, что те люди, которые столь дороги и всегда рядом с нами — не навсегда? Осознаем, что в любой момент они могут уйти, потеряться, их может кто-то или что-то отобрать? И какой же срок у самой сильной любви?

Мы познакомились спонтанно. Я проходил мимо автовокзала, когда услышал отчаянное:

— Держите! Держите его! Он украл все мои деньги…

Я обернулся и увидел Глаза. Которые кричали ещё громче, чем голос - до того они были искажены страхом и какой-то обречённостью.

Передо мной мелькнула тень, и я быстро бросился за воришкой. Но…

— Простите… — я смущался, ведь у меня ничего не вышло, мальчишка с её сумкой будто провалился сквозь землю, а я теперь стою перед ней и оправдываюсь.

— Ничего… Вы же пытались, спасибо, — заплаканные глаза смотрели на меня, а губы старались улыбнуться. — Не вышло у меня покорить Москву, надо возвращаться.

— Почему? Что такого ценного там было?

— Паспорт, деньги… Мне надо было снять комнату, я же приехала поступать на юридический… Хорошо, что диплом был в чемодане…

— Та-а-ак, значит, вам очень повезло. У меня сестра работает в паспортном столе, а я сейчас как раз собирался сдавать свою комнату, у меня трехкомнатная квартира в центре.

— Но я не смогу вам сразу заплатить...

— Когда сможете, мне не нужны… — я запнулся, поняв, что чуть не проговорился. — Я сейчас не испытываю финансовых трудностей.

Она пристально смотрела на меня, явно оценивая. Но вдруг внезапно решилась:

— Хорошо, я согласна.

Я перевёл дух. Кажется, я давно так не волновался. Дело в том, что я не искал никаких квартирантов, у меня и мысли не было пустить кого-то к себе, но от понимания, что эта девушка сейчас уйдёт, сердце начинало протестующе биться, а мозг требовал: «Не отпускай!»

— Меня Артём зовут.

— Света.

*****

С того самого дня мы были неразлучны. Я встречал её после учёбы, мы гуляли по паркам и скверам, бездумно катались в метро и, казалось, я смотрел на всё другими глазами. Неужели когда-то мне могли показаться мрачными эти улицы, скучной экскурсия в музее, холодной погода? Рядом с ней мир был раскрашен во все яркие и светлые цвета и оттенки. Дома у нас стало мило и уютно, уже ничто не напоминало некогда суровую холостяцкую берлогу, куда я не допускал ни единую девушку.

Довольно долго мы просто дружили. Ну не мог я набраться смелости и признаться ей в своих чувствах — был сильный страх, что мы потеряем и испортим эти чудесные отношения. Но иногда ловя её внимательный и тут же смущённый взгляд, я догадывался, что отношение взаимное…

Вечер, который изменил всё — мы стали по-настоящему счастливы. Это невероятное ощущение, когда берёшь за руку родного человека, а сердце колотится, как сумасшедшее. Ни один наш поцелуй не был просто формальностью — мы переживали тот же трепет, что и в первый раз.

Я был уверен, что мы всегда будем жить в этой сказке...

*****

Я терпеливо стою на автовокзале. Хоть и холодно, но бережно держу в руках её любимые белые розы. За эти 8 месяцев мы впервые разлучились — она была вынуждена уехать в свой маленький городок в Подмосковье к заболевшей маме. Сначала летели дни, потом недели. Через месяц был неприятный телефонный разговор, я совершенно «потерял лицо», обвиняя её, что она просто ищет причины не возвращаться ко мне.

— Хорошо, я завтра приеду, — тихий голос сквозь слёзы. — Маме и правда уже намного лучше.

Я в запале грубо говорю: «Хорошо», и торопливо отключаю мобильник — ей не стоит слышать мой срывающийся голос. А на утро смс: «Я уже в маршрутке! Буду примерно в 4 вечера на нашем вокзале...»

Я отвечаю банальщину, что встречу, не решаясь обсуждать конфликт в переписках — скоро я смогу извиниться лично. И уже практически с трёх часов топчусь на вокзале. За размышлениями не замечаю, как время на часах приближается к 5-ти, и только тогда начинаю волноваться. В трубке упорно звучит голос оператора: «Абонент недоступен или…». Внезапно слышу за спиной диалог:

— И что, никого не спасли?

— А как тут спасёшь? Фура в маршрутку влетела, говорят, шофёр управление потерял… Все пассажиры погибли, а ему хоть бы что, только царапины!

Я медленно поворачиваюсь к говорившим женщинам:

— Не знаете, откуда маршрутка ехала?

— Да вроде из Алексеевки… Совсем чуть до города не доехали, — смотрят на моё побелевшее лицо и понимают. — У тебя там кто-то был, что ли?

Я махнул рукой и пошёл, даже не видя куда. Белые розы упали на снег, и их моментально затоптали прохожие. В голове повторялась много раз лишь одна мысль: «Её больше нет...» Я испытывал такую боль, что трудно было дышать. Я не мог представить, что моего самого родного человечка больше нет, как я вообще теперь смогу жить? «Я и не смогу» — выдохнул внутренний голос. Я ведь даже не успел попросить прощения за эту дурацкую, первую в нашей жизни ссору! А теперь это сделать не у кого…

Я не заметил, как пришёл на то место, где впервые её увидел. О, я бы всё отдал, чтоб вернуть тот день, дать себе ещё один шанс. Но поздно. Поздно. Поздно…

Внезапно раздался весёлый голос за спиной:

— Артёмка, я так и знала, что ты здесь будешь! У меня телефон сел, и я не могла раньше добраться — на трассе такая большая авария...

23:51
527
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!