Колесо жизни

Каждый поступок человека имеет свои последствия. Называйте это как хотите: карма, рок, судьба или Божье провидение. Всё, когда-либо нами совершённое, так или иначе, возвращается нам обратно.

Я вырос в небольшом селе, где все друг друга знают и сильно зависят от чужого мнения. Своего дома у нас с мамой никогда не было, так что всю жизнь мы мотались по съёмным квартирам. Времена тогда были трудные, мама вкалывала в плодосовхозе — собирала яблоки, выращивала клубнику и так далее. Платили мало, денег ни на что не хватало. Когда мне было лет шесть или семь, мама сошлась с одним мужиком, Володеем, чтобы у нас было, где жить. Однако большинство людей звали его не по имени, а по прозвищу: Купи-Продай. Уже и не помню, почему его так прозвали, но кличка к нему приклеилась на всю оставшуюся жизнь.

Поначалу мы жили неплохо. Помню, как Купи-Продай вкусно готовил: баловал нас различными блюдами. Помню, как однажды он принёс домой щенка, из которого затем вырос классный пёс Рекс. Он стал единственной большой радостью моего детства.

Однако я помню и кое-что другое, и эти воспоминания не исчезнут из моей памяти никогда.

Купи-Продай любил иногда выпить, а потом стал делать это всё чаще и чаще, и в конце-концов стал пить почти каждый день. Скоро мы с мамой поняли, с каким зверем связались. Не проходило и дня, чтобы он не бил маму, иногда за её или мои мелкие оплошности, но чаще без причины. Как-то он разбил ей голову тройником у меня на глазах. Кровь стекала по её лицу, а я лишь смотрел на неё и плакал, не в силах ей помочь. Не раз он гонялся за ней с кирпичом по улице, лишь соседи помогали нам сдержать его ярость. Меня Купи-Продай тоже старался не обделять вниманием. По вечерам он заставлял меня плестись вместе с ним к его друзьям-собутыльникам и стоять рядом, ожидая, пока они закончат. Однажды он поставил мне синяк под глазом. Учителя в школе повозмущались, но всё осталось по-старому.

Конечно, мама пыталась уйти от изверга. Я ясно помню, как однажды ночью мы с ней дождались, пока он крепко уснёт, напившись в очередной раз. Тогда мы вышли во двор и через наш огород перелезли во двор к соседям, евангелистам, у которых и прожили некоторое время. То было славное время. Купи-Продай почему-то нас не трогал.

По выходным у семьи евангелистов проходили их собрания, на которых люди пели псалмы под аккордеон. Но это продлилось недолго. Уже через неделю Купи-Продай заявился к нам со своим приятелем ментом, который начал угрожать матери. И это подействовало. Напуганные, мы вернулись обратно, и старая песня продолжилась.

Прошло немало времени, прежде чем мы снова решились уйти от него. На этот раз наши знакомые оказали нам более серьёзную поддержку, и Купи-Продаю пришлось нас отпустить. Мы сняли частный дом, принялись обустраивать его. Жизнь стала налаживаться.

Как сейчас помню, была летняя звёздная ночь, стрекотали насекомые, а мы с мамой под руку возвращались от гостей. Улица, по которой мы шли, была еле освещена двумя или тремя фонарями. В сотне шагов, позади нас шёл какой-то человек. Мы подошли к нашему новому дому, зашли во двор, и мама стала закрывать большие двустворчатые ворота, ну знаете, через которые заезжают внутрь автомобили. В этот момент ворота с ужасным грохотом раскрылись, отбросив маму на несколько метров. Это выглядело, как сцена из голливудского фильма, честное слово. За воротам стоял Купи-Продай. Я бросился на него, но он легко отшвырнул меня в сторону, затем схватил маму за волосы и потащил по улице к себе домой. Мама кричала, я вопил от страха и бежал рядом, Купи-Продай матерился — жуткая картина.

Думаю, если бы ему удалось дотащить нас до своего дома, то я бы не писал сейчас эту историю. К счастью, когда до его дома оставалось всего несколько домов, на наши крики на улицу высыпали соседи. Они сразу оттащили озверевшего пьяницу от мамы. Помню, один сосед-инвалид особенно рьяно грозил ему своим костылём.

На этом наши с мамой злоключения закончились. Купи-Продай, наконец, от нас отстал после того, как мы обратились в городскую милицию, и его приятель уже не мог ему помочь.

Прошли годы, мы переехали в соседний районный центр и не вспоминали о нём долгое время, пока однажды до нас не дошёл слух о том, что Купи-Продай наполовину парализован. Как нам рассказывали, он упал, что-то повредил и теперь совсем плох. В то время у нас были проблемы с пропиской, и мы с мамой решили съездить к нему и поговорить о том, чтобы он нас прописал у себя. Воистину, пути Господни неисповедимы!

Когда мы приехали к нему, то увидели старый некрашеный дом, заросший травой, за которым некому стало ухаживать. Купи-Продай вышел к нам, еле волоча ноги. У него едва хватило сил спуститься с крыльца. Говорил он с трудом, нечленораздельно, изо рта стекала слюна. Однако он ещё был способен ясно мыслить. Он согласился нас прописать, был рад видеть, но так и не попросил прощения у матери. Оформив документы, мы поспешили обратно в райцентр.

Прошёл ещё год, и в один из дней мы снова услышали о нём. Ежедневные пьянки и полученная травма привели к тому, что его парализовало полностью, он уже не мог говорить. Его время от времени навещала сердобольная соседка, приглядывала за ним, кормила.

Так вот, в один холодный зимний вечер в его доме разгорелся пожар. Купи-Продай в это время лежал в постели, а дома кроме него не было никого. Некогда сильный и уверенный в себе мужик сгорел заживо, будучи в ясном уме и памяти, но не в силах пошевелиться или хотя бы закричать.

Жизнь преподаёт нам уроки. Свой я усвоил. Каждый поступок человека имеет свои последствия. Называйте это, как хотите: карма, рок, судьба или Божье провидение — всё, когда-либо нами совершённое, так или иначе, возвращается нам обратно...

14:22
482
RSS
Жесть! Вот это детство!.. А мы ещё плачемся, что родители нам что-то запрещали или не покупали игрушки. А тут хотя бы просто выжить и остаться невредимым… Как Вы это всё вынесли?..
И да, я согласна, что всё сделанное нами к нам же и возвращается, только часто в ином виде.