Так решила судьба

Так решила судьба

Саша встал с кровати, держась за живот от боли, которая не давала ему покоя уже очень долго. Сходил в ванную и принес оттуда очень древнюю по виду книгу, которую привёз из дома две недели назад и так старательно от меня прятал всё это время. Сел напротив меня и как-то странно посмотрел в мои глаза. Я же сидела напротив него и молчала, смотря исподлобья боязливым взглядом. Да и его глаза не скрывали страха.

— Зай, я хочу, чтобы ты сейчас прочитала эту книгу, — сказал Саша, протягивая мне сшитые старинные страницы, — именно сейчас. Не завтра, не утром, а сейчас.

Я взяла книгу и нутром почувствовала, что она даст мне ответы на все вопросы, мучавшие меня. Еще раз посмотрев на Сашу, я открыла её и начала читать. «Эта книга написана лучшими представителями рода великих и мудрых Фениксов и хранит много удивительной правды, в которую поверит не каждый смертный. А если и поверит, то вряд ли сможет постигнуть суть бытия Фениксов».

— Саш, я слабо понимаю, что здесь написано. Какие-то Фениксы, смертные, бытиё… — немного с раздражением сказала ему я.

— Нет, зай, я не могу сам тебе рассказать её содержание, мне запрещено разглашать подобное, поэтому ты должна сама всё прочитать, чтобы узнать обо мне правду. И только потом мы сможем поговорить.

— Ну, хорошо… Только ради тебя, — ответила я, уткнувшись обратно в книгу.

Далее, пролистывая и прочитывая страницу за страницей, я никак не могла вникнуть в смысл того, что там написано, в смысл этих непонятных картинок, но я понимала, что мне нужно это сделать, ради меня и моего любимого...

Было уже утро, когда я опустила глаза вниз одной из страниц и увидела, что я прочла уже почти всю книгу, а Сашка все сидел и пристально смотрел на меня, и я даже как-то забылась, погрузившись в суть книги.

В ней рассказывалось о мифологической птице — Фениксе, которая однажды сожгла себя вместе с хозяином, не желая с ним расставаться, и с тех пор пошло какое-то проклятье на род хозяина птицы: когда потомки того Феникса сжигают себя, представитель рода его хозяина умирает во пламени тоже, независимо от того, находятся они рядом или нет.

— Это был мой далёкий-далёкий прадед. — Сашка нарушил тишину. — Он был хозяином того Феникса, с него всё началось. Это случилось около трехсот лет назад, и с тех пор умерло очень много представителей мужского пола из моей родословной...

— Значит, ты… Ты тоже подвергся этому проклятью? И поэтому сейчас заболел? Почему не твой брат, а ты?! — перебила его я.

— Не знаю, малыш. Я сам мало что знаю об этом всём: эта книга да папины рассказы, в которые я не верил, но сейчас я понимаю, что он говорил правду, я понял причину его внезапной смерти...

Я сидела и смотрела на него уставшими и мокрыми от слёз глазами, а Саша подвинулся ко мне ближе, поцеловал меня в щёку и сказал, что он всегда будет рядом со мной...

И пока я дочитывала последние страницы книги, Сашка приготовил великолепный завтрак на двоих, чему я была очень удивлена, и это меня очень обрадовало. Он протянул мне руку и, изобразив интеллигента, помог мне сесть за стол. Я тогда почувствовала себя настоящей леди, хотя и была с растрёпанным пучком волос, в Сашкиной футболке и тёплых носочках.

— Что мы будем делать? От этого можно как-то избавиться? — спросила я, изображая спокойствие.

— Знаешь, наверное, многие пытались, но ни у кого не получилось… Видимо, уже очень скоро меня ждёт та же участь, — тяжело и прерывисто ответил мне он. — Я хочу, чтобы ты не боялась, я всегда тебе это говорил и говорю сейчас. Ты у меня умная и сильная девочка, которую я люблю всем своим сердцем, и я не хочу, чтобы ты страдала… Тебе остаётся принять это, как должное.

Я сидела, водя по краям чашки пальцем, смотрела в мисочку с конфетками.

— Возьми вон ту, красненькую, она вкусная и с орешками, как ты любишь, — улыбчиво предложил он.

— Дурачок, я не о конфетках сейчас думаю. Знаешь, раз уж так все получается, нам нужно провести этот день незабываемо! Мы можем покататься с горы на санках, вспомнить детство, сходить в кино на последний ряд и, напрочь забыв о фильме и не вникая в его суть, быть взрослыми...

— Я всегда знал, что ты у меня странная, но до ужаса уникальная девушка! Это же отличная идея! Ещё мы можем сходить в наш с тобой любимый парк...

И вроде бы улыбка на лице, но она так наиграна, ведь я понимала, что Саше не хотелось видеть слёзы, печаль, страх, поэтому я старалась быть позитивной и радужной. А сердце кровью обливалось, стучало бешено...

Как мы и хотели, после завтрака и недолгих сборов мы отправились в парк, везя за собой старые саночки, которые мы одолжили у соседей. Мы шли и болтали, словно это обычный день, он держал мою руку и с улыбкой говорил, что я самая лучшая. Прохожие улыбались, глядя на нас, и всё было бы так замечательно, если бы не приближающийся вечер и ночь...

А в кино мы сидели на последнем ряду, и когда Сашка нагло лез ко мне целоваться, на нас смотрел какой-то малыш, и мне было немного не по себе. Я говорила Сашке, что у меня стесняшки заиграли, а он лишь смеялся в ответ. Вечером мы сходили к нашим друзьям, и там он был особенно весел и радостен: он шутил и рассказывал анекдоты, вспоминал разные истории, как гуляли вчетвером, как сидели в сосняке и жарили шашлык прошлым летом — тогда случилась курьёзная ситуация, о которой он никак не может забыть. Вел себя непринужденно, просто, стараясь не задумываться о том, что этой ночью он… сгорит.

Оказавшись дома в районе десяти вечера, мы перекусили и улеглись на диван смотреть какую-то криминальную комедию. Мои глаза всё бегали от экрана телевизора к часам, мною жутко овладевал страх, но я это тщательно старалась скрывать, и вроде бы получалось.

После фильма мы легли в кровать, и Сашка признавался мне в любви. Он говорил красивые слова, а я лежала и ревела в темноте: только не знаю от чего, от счастья или от горя?!.. И вновь прозвучала фраза, что он всегда будет рядом, и тогда у меня началась истерика, и Сашка понял, что это бессилие и страх всё же дали о себе знать. Он встал, сбегал и накапал мне несколько капель успокоительного, которые я выпила и моментом отключилась.

Время было около трёх часов ночи, когда я проснулась от Сашиного приступа, который длился около пятнадцати минут, а потом я испугалась внезапного ночного звонка — позвонила мама Саши и попросила дать ему трубку. Я не знала, как ей соврать и как объяснить, что её сын не может подойти к телефону. И пока я вешала ей лапшу на уши нервным голосом сквозь всхлипы, которые я старалась скрыть от её ушей, Сашка подошёл ко мне и взял трубку.

— Да, мам, — с сильной отдышкой сказал он в трубку.

— Сашенька, сыночек мой… — и в трубке послышались слезы. — Максимка, братик твой, умер...

— КАК УМЕР?! Это же должен был быть я!!! — закричал Саша.

А я стояла в стороне и недоумевала: мама что, в курсе? И почему Максимка умер?..

— Приезжай, как сможешь… — ответила Саше мама в трубку, а затем послышались короткие гудки.

* * *

Саша и его девушка в тот же момент собрались и поехали в его родной дом, туда, где в тот день умер его младший братишка… Такой маленький, такой неопытный и жизнерадостный… Он умер и своей смертью спас Сашку.

Не специально, нет. Просто так решила судьба…

23:30
231
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!