Печальная судьба друга

Витьку я знаю с четырех лет – своих, а ему тогда было три года. Наши семьи получили квартиры в новом доме. Малышня сразу же перезнакомилась, передружилась. Причем дружили как-то все вместе – мальчики, девчонки. Играли в лапту, в «дом», в «магазин». Подросли – стали лазать по заборам, сараям, играть в волейбол, гонять на велосипедах. Выросли. Почти. Стали влюбляться. Как-то так получилось, что все находили пару себе на стороне, не среди своих. Из всех мальчишек-девчонок с Витькой мы были ближе всех, и он познакомил меня со своей девушкой Тамарой, я – со своим молодым человеком Сашей. Тот учился в морском училище, армия ему не грозила, а вот Витька вскоре позвал нас на свою «отвальную».

Я смотрела на них с Тамарой и завидовала – Любовь! В каждом взгляде, в каждом прикосновении. Никто из присутствующих не сомневался, что девушка дождется. Только Витька шепнул мне, улучив момент: «На тебя, подруга, ее оставляю, ты уж за ней пригляди. У нас ведь все уже было… Эх, зря я не удержался!» Я, конечно, поняла, о чем он говорит, но обиделась за Тому: зачем он так про нее думает? Тем более, раз уже они стали такими близкими, она дождется – ведь видно, что любит Витьку!

Но мой друг оказался прав, как чувствовал. Нет, конечно, Тамара по рукам не пошла, но через полгода влюбилась в другого, да так, что мне страшно стало.

Как она познакомилась с Сергеем, я уже сейчас не помню. Парень – красавец: черные, как смоль, кудри, такие же глаза, стройный, в белой рубашке, расстегнутой на груди. Таким я его увидела в гостях у Томы. А когда он взял в руки гитару…

Тамара специально позвала меня на свой день рожденья. Она ничего не скрывала, хотя Витьке, конечно, об этом не писала. Хотела поговорить со мной, посоветоваться, и хотела, чтобы я посмотрела на Сергея, чтобы могла говорить объективно. Какое там объективно! Если бы Сергею вздумалось приударить за мной, еще не известно, устояла бы я?

Гости ели, пили красное вино, слушали цыганские романсы, девушки заглядывались на Сергея… Конечно, наш Витька внешне очень проигрывал. Но это, наверное, не главное. Сергей, по сравнению с большинством из присутствующих ребят, был старше и, видно невооруженным глазом, много опытней. Это чувствовалось и это завораживало.

Конечно, я не могла судить Тому. Но почему-то было страшновато.

И не зря. Девушка совсем потеряла голову. Отличница в школе, она завалила сессию в институте. Ее родители незадолго до этого, забрав младшую сестру, уехали в Индию на три года – у отца была длительная командировка. Сергей жил у Тамары. А она жила им, его друзьями, его пением, застольями. Вечный, и казалось, нескончаемый праздник! Но он кончился. У парня вдруг, откуда ни возьмись появилась жена и маленький сын – однажды они пришли в квартиру Тамары за своей собственностью. И Сергей ушел в семью. Правда, не верилось, что насовсем — таких дома не удержишь.

Тома не могла поверить, что ее бросили. Она начала караулить Сергея, пыталась с ним объясниться, вернуть. Но он сказал, что все кончено. Девушка сходила с ума, рыдала, потеряла сон, аппетит, не ходила в институт. Я часто бывала у нее, иногда оставалась ночевать, мы много говорили, но… все без толку. Она не хотела жить без Сергея. И один раз, когда была одна дома, порезала себе вены. Слава богу, что вскоре пришли мы с Сашей, и что квартира Томы на первом этаже. Почувствовав неладное, Саша залез в квартиру через окно. Сколько нас потом таскали в милицию!

Тому спасли. А еще в больнице сказали, что она беременна…

Примерно через месяц у Вити умерла давно болевшая мама. Его отпустили в небольшой отпуск домой. К тому моменту Тамара не то чтобы успокоилась, а стала какая-то безучастная, безразличная. Она разговаривала, даже улыбалась, но при этом глаза оставались пустыми.

Тома не стала таится, рассказала все как есть Витьке. Как он выдержал все сразу – и смерть матери, и измену любимой девушки — не знаю. Мы с ним это не обсуждали. По крайней мере, бесследно для его души это не прошло точно.

А вскоре он написал мне из части: поздравь, мол, меня с законным браком и скорым отцовством. Оказывается, Тома приезжала к нему в часть, и они зарегистрировались по месту его службы. Вот такой мой Витька – честный и порядочный!

Потом у Тамары родился сын, потом Витька пришел из армии. Ни о каком медицинском институте он уже не мечтал, пришлось работать. А как иначе? Надо кормить ребенка и студентку-жену!

Тома окончила институт, тоже пошла работать. Витька – в техникум заочно. Сын подрастал. Все вроде бы наладилось, все нормально. — Да ничего не нормально! – однажды отчаянно прокричал мне Витька. – Не любит она меня! Не любит! Забыть своего красавца не может! А сын – как две капли воды на него похож! Не могу! И уйти не могу, и жить вместе тошно!

Прошел еще год, три, пять. Ничего не менялось в их жизни, разве что Витька техникум закончил, но работа все равно оставалась нелюбимой, только ради денег. С грустью он проходил мимо медицинского института. С тоской смотрел в равнодушное лицо Тамары и красивые угловатые глаза сына. И стал Витечка попивать, сначала с друзьями, потом и дома. И что самое страшное – Тамара составляла ему компанию. Я и раньше не очень любила к ним приходить, а потом и совсем перестала. И вот спустя несколько лет, случайно встретила Витьку на улице. Мы обнялись, как прежде. Он поседел, но зато появилась прежняя юношеская, как я думала, утраченная, хитринка в глазах.

Витька рассказал, что ушел из семьи, но помогает им. Сын учится в школе (он не знает, что не родной Витьке), Тома работает. А сам он живет у отца – старик совсем плох. «Так что кручусь-верчусь опять на двух работах: и отцу на лекарства надо, и семье на пропитание, да себе погулять, я ведь теперь холостой!» Что-то мне помешало поверить его заверения, что он не пьет. И что Томку разлюбил, не поверила тоже. Особенно после того, как он сказал, что видел ее прежнего дружка-зазнобу. Превратился тот, по Витькиным словам, в «лощеного хлыста», нового русского. «Убил бы гада!» — прибавил Витька.

Смотрела я на своего друга детства и старалась скрыть жалость. Вся жизнь у него наперекосяк пошла. Мечтал стать врачом, жить в любви с женой, растить своих детишек. Он ведь заботливый и хозяйственный по натуре, очень добрый. По крайней мере, был. А как вышло?

Живет с отцом – два одиноких мужика, сын – от любовника, жена – чужой равнодушный человек, работа – нелюбимая. Друзья? Есть, но встречаются, как правило, за бутылкой. Не о такой жизни он мечтал, да вот так судьба подножку подставила – не дождалась его Тамара из армии. А если б дождалась?

Очень надеюсь, что встретит еще мой Витька хорошую женщину, даже, может, родит от него ребенка, родного и любимого. А что, какие наши годы?!

Только вот боюсь, что в душе у него такая страшная пустыня, на которой не сможет ничего больше вырасти, слишком уж глубоко все выжжено…

14:02
97
Нет комментариев. Ваш будет первым!