Судьбу придумали те, кто боится чувствовать вину за свои поступки

Судьбу придумали те, кто боится чувствовать вину за свои поступки

Промозглый вечер. Только 19:30, а уже так темно. На небе ни звездочки, все сплошь затянуто серыми тучами. Ну, или черными… Зато воздух удивительно чистый и благоухает какими-то цветами.

Я медленно вышла из подъезда и побрела к самой дальней скамейке в конце двора. Под ногами противно хлюпали лужи. Странно… А я даже не заметила, что был дождь.

Добравшись до скамьи, осторожно ощупала ее деревянную поверхность на предмет температуры и влажности. Холодная… Пришлось забраться с ногами и сесть на спинку. Эх, видела бы меня сейчас бабушка — непременно отругала бы за столь некультурное поведение. Посидев так с полминуты, я потянулась в карман за семечками. Что уж тут терять? Некультурщина, она и в Африке — некультурщина.

За спиной послышались шаги. Я не вздрогнула и не повернула головы, я знала эту походку. К тому же, это он меня сюда и попросил прийти…

— Опаздываешь, — укоризненно пробурчала я, раскусывая очередную семечку.

— Прости, — хрипловатым от долгого молчания голосом ответил Ванька и сел рядом со мной на спинку скамьи.

— Будешь? — я протянула сжатую в кулак ладонь, предлагая семечек.

Парень нащупал мою руку своей теплой рукой. Я сердито отдернула руку, рассыпав при этом семечки.

Потом, устыдившись, прошептала:

— Прости...

Ванька тяжело вздохнул и похоже взъерошил свои короткие волосы, зашуршав при этом болоневой курткой. Мы помолчали минуты две, думая каждый о своем.

Я лично вспоминала, как всего неделю назад точно таким же холодным и серым вечером мы сидели на этой самой скамейке. И нам совсем не было холодно, нас грела любовь. Ну, и наши тесные объятия. А еще тремя месяцами ранее мы познакомились здесь же. А два месяца назад клялись, что никогда не расстанемся и никогда друг друга не забудем...

Подумать только, обычная скамейка во дворе, и столько дорогих воспоминаний.

— Кать, — вырвал меня из задумчивости его почему-то неуверенный голос. — Прости меня...

Я вздохнула и зажмурилась. Только бы не расплакаться, только не это!

— Я просто не знал, что она снова появится в моей жизни, — продолжил этот тяжелый разговор Ваня. — Я правда думал, что забыл ее...

«Индюк тоже думал, да в суп попал» — хотелось крикнуть мне, но тогда голос выдал бы слезы, что все-таки уже катились по моим щекам. — Я правда любил тебя! Но Света — моя первая любовь, и оказалось, что я не смог ее забыть! — я чувствовала, как он повернул голову и смотрит на меня.

Ждет, наверное, что отвечу. Я облизнула соленые от слез губы. Такой уже привычный вкус… Стал привычным за последнюю неделю. Да, ровно шесть дней назад на этой самой скамейке я увидела своего любимого Ванюшу, целующего какую-то девчонку. Это было… так больно!

Я снова зажмурилась, силясь отогнать навязчивую картинку, но она словно отпечаталась на сетчатке глаз.

Неожиданно Ваня подсел ближе ко мне, обнял и прижал к своему плечу. Я не воспротивилась. Почему-то стало намного легче дышать, слезы больше не душили. Шли минуты, но молчание не было в тягость. Мы частенько раньше сидели вот так в обнимку и молчали, наслаждаясь присутствием друг друга.

— Ну почему судьба так жестоко с нами поступает? — спросил Ваня, сильнее прижимая к себе.

— Судьба? — саркастично усмехнулась я. — Судьбу придумали те, кто не хочет чувствовать вину за свой выбор.

Парень ничего не ответил. Лишь очень тяжело вздохнул. Мы посидели так еще минут десять. Хотелось узнать, что он думал в этот момент. Раньше мы всегда рассказывали друг другу свои мысли. Но сейчас...

Где-то сработала сигнализация, громко залаяла собака, и несколько раз хлопнула дверь. Я приняла это как знак, что пора...

Смахнув его руку с талии, я аккуратно спрыгнула на землю и одернула куртку.

— Все, да? Даже друзьями не останемся? — печально спросил Ванька.

Я отрицательно покачала головой, затем вспомнив, что меня плохо видно в темноте, ответила:

— Нет, — затем безапелляционно заявила: — Нам лучше вообще не общаться больше… Никогда! И забери это...

Я уже давно сжимала это кольцо в руке, не решаясь распрощаться с самым важным подарком в моей жизни. Взяв его ладонь, я вложила в нее кольцо и судорожно сжала пальцы.

— Совет вам да любовь! — резко развернувшись, я направилась в сторону дома, надеясь не наступить в лужу, потому что глаза застилали слезы.

— Я не нужен ей! Она уже замужем, — крикнул мне в след мой бывший парень. – Ты мне нужна!

Я не остановилась, зная, что поступаю правильно. Ведь нельзя держаться за прошлое, ведь оно от слова «прошло». И если каждый раз оглядываться назад, то можно пропустить счастье, которое будет впереди. Прошлое должно оставаться в прошлом...

15:38
198
RSS
18:43
+4
Ну и глупо! А как же второй шанс любимому?
Так ему и надо! Пусть теперь задумается!.. tongue
20:15
+2
Можно поступать «правильно», а можно – «лучшим образом». Уходя вот так, с обидой, прошедшее не оставишь в прошлом – оно теперь всегда будет внутри Вас в виде этих обид и сожалений.

Прошлое – это также и то, что он сделал, причинив Вам боль. Может нужно было оставить в прошлом и его измену? Сделать это прошлое «простым» – простить его поступок, расстаться со своей болью и страданием. И дать второй шанс вашим чувствам. Ведь Вы его продолжаете любить, а он, очевидно, имеет чувства к Вам, иначе бы не назначил встречу и не попросил прощения.
Даже если он её ещёлюбит, то всё равно пусть помучается, подумает. В следующий раз умнее будет и не пойдёт на сторону!
15:24
+2
А стоит ли так «учить» любимого человека? Это уже не помощь ему для понимания, а откровенная месть…
Бегущий Санта Клаус