SoulMan

SoulMan

@SoulMan
У нас нет другого времени для жизни, кроме сейчас
Реальные признания в любви

Три года любимая, три дня жена

Три года любимая, три дня жена

Украинский пограничник Андрей и военнослужащая мариупольского полка «Азов» Валерия познакомились за три года до открытого нападения России на Украину. Всё это время они были неразлучны и счастливы, мечтали о семье, строили планы. Но война приносит в жизнь людей трагедию и горе. Далее рассказ Валерии, записанный прямо в бомбоубежище обстреливаемого из всех видов оружия комбината «Азовсталь» в оккупированном россиянами Мариуполе.

Мы встретились когда я проходила службу в донецком пограничном отряде. Я тогда была помощником командира, начальником пресс-службы. В какой-то момент появился ОН. Я его увидела, и поняла, что это именно тот человек, которого я должна была повстречать. Не знаю, как это пояснить. Просто на уровне чувств. И когда мы уже начали общаться, я поняла, насколько он искренний, добрый человек. Он сразу вошёл в мою жизнь. Мне раньше казалось, что так не бывает. Что не бывает таких чувств. Что не бывает таких людей, которые сразу соединяются как части, которым не хватало друг друга. Такими мы были с ним вместе.

Мы познакомились на службе, постоянно взаимодействовали и работали вместе, служили вместе. И со временем это переросло в большую любовь. В начале лета исполнится три года, как мы вместе. Если честно, я не могу вспомнить нашей жизни порознь, потому что мы постоянно были рядом. Это был человек-счастье, человек-праздник. Я не такая, я не умею без него радоваться.

Когда стало понятно, что начинается, так сказать, что-то нехорошее (перед войной), Андрей всё ещё был военнослужащим, а я уже не была, так как меня списали по здоровью, я была инвалидом третьей группы. Я непригодна к службе в невоенное время, а в военное я пригодна частично. Андрей мне говорил, чтобы я уехала из Мариуполя, так как приближалась война. Но он прекрасно меня знал и понимал, что я не уеду, что я должна остаться. Когда началось 24-е (февраля), когда я поняла, что он не приедет домой с позиций, я позвонила в военкомат и меня мобилизовали в полк «Азов». Так получилось, что мы оказались в окружении. Он среди своих побратимов, я среди своих, но в то же время все вместе, такой стальной семьёй.

Общались редко, уже не говоря о том, чтобы встречаться. Это были нечастые сообщения, по возможности, в которых просто писали, что всё в порядке, что живые. Встречи были вообще очень редкими. Первая встреча случилась когда Андрей попал под обстрел, когда у него было осколочное ранение. Я тогда очень сильно переживала, не знала что там у него и как. Он прибежал ко мне из госпиталя ночью и предложил пожениться, чтобы командир нас расписал. Это меня тогда испугало. Мы уже давно говорили про свадьбу, но, понимаете, это должно было выглядеть несколько иначе. Очень хотелось, чтобы это был момент счастья. К тому же он ещё тогда увидел, что я коротко подстриглась. У нас не хватало воды чтобы напиться, не говоря уже о мытье волос, и я сделала короткую стрижку. А я обещала, что отпущу косы и тогда уже поженимся, чтобы можно было сделать свадебную причёску. Он спрашивал: «Это всё из-за волос?» Тогда я ответ, практически, не дала.

Потом он сразу ушёл обратно на позиции, только немного обо мне позаботился. И в следующий раз пришёл уже с обручальными колечками, которые сам сделал из фольги. Сказал, что мы теперь обручены. Это был самый ценный подарок, который был в моей жизни. Причём ещё и по размеру подошли. И мы носили наши колечки, а он говорил, что теперь наш статус изменился.

А в следующий раз мы увиделись уже при очень недобрых обстоятельствах, когда я попала под авиаудар. Много моих побратимов тогда погибло. Меня спасло чудо. Мы говорили, что меня спасла любовь чтобы мы были вместе. Но я смотрела в интернете фотографии как женятся сейчас на фронте в других местах – они женились хоть и на передовой, но совсем по-другому. Они стояли под открытым небом, с цветами, счастливые. У нас такой возможности не было.

Нам очень хотелось пожениться именно 5 мая, в день рождения полка «Азов» — мы выбрали себе такую дату. У нас это были простые заявления-рапорты. Андрей всё равно прибежал, мы обменялись уже другими колечками. У меня было колечко моей мамы, покойной, а у него – моей бабушки, которая ждёт нас живыми-здоровыми. Мы побыли вместе, сделали свадебные бункерные фотографии. Я была очень счастлива. Мне даже казалось, что ничего другого не нужно: был он, была я, были мои побратимы рядом. И мы оба были живые – ничего другого и не нужно было. Сказали его родителям, так как у меня родителей уже нет, а у него прекрасная семья. И сейчас они его ждут. Андрея уже нет, но он всё рано остаётся в наших жизнях, в наших сердцах.

Такой получилась наша свадьба 5-го числа. А 7-го его уже не стало...

Я на свадьбе постоянно этого боялась, постоянно просила его беречь себя. Наш последний разговор был очень странным. Он ко мне прибежал. Я ему говорила, чтобы он обязательно выжил, а он меня просил, чтобы я обязательно выбралась отсюда. И мы друг другу это обещали. Я ему обещала выбраться, он мне обещал выжить. Но по факту, сейчас из этого адского места, где очень мучаются наши раненые защитники, где они погибают, хотя бы его душа отсюда выбралась. А я всё ещё тут…

И сейчас на самом деле очень много таких историй, когда погибает или мужчина, или женщина, наши военные, которые находятся тут семьями, а потом через несколько дней погибает второй. Как будто идут друг за другом. И, сказать честно, очень хочется к нему. Но я ему обещала… Я ему обещала выбраться… Я понимаю, что я как-то должна это сделать. Чтобы сделать всё то, что мы планировали сделать вместе. Чтобы увидеть его родителей, которые считают меня дочкой и тоже очень сильно меня ждут. Я понимаю, что я не имею права сейчас опускать руки. Но прошло совсем немного времени и очень трудно вообще во всё это поверить. По ощущениям, по ожиданиям я чувствую, что он сейчас зайдёт, что он где-то рядом. Он на самом деле и есть рядом. Потому, что мы связаны, связаны эмоционально. Потому, что я всё ещё в опасности – он не может меня бросить, он всегда меня защищал.

То, что его тело всё ещё тут – это очень тяжело. Потому, что я понимаю, насколько важно для близких похоронить своего родного человека. Это значит хотя бы в какой-то степени отпустить хоть каплю этой нестерпимой боли, это значит попрощаться, это значит осознать, что его уже нет физически тут. Я понимаю, сколько сейчас родителей, сколько детей страдают от того, что даже попрощаться не могут. Не могут отдать почести. Не могут вообще с достоинством, со всеми нашими украинскими обрядами и уважением к нашим героям похоронить защитников. Это очень важно, это крайне важно, чтобы им были отданы почести.

Мы с Андреем были женаты всего три дня. Но тут, в Мариуполе, каждый день – это отдельный год. Потому что ощущается очень много событий, но добрых событий очень мало. И тут до сих пор остаются и тела наших защитников, остаются наши раненые без рук и ног, имеющие очень тяжёлые ранения. Наши медики не могут им помочь, так как и госпитали уничтожают вражеские снаряды, и нет обезболивающих, чтобы хоть как-то терпеть эту боль, переживаемую нашими защитниками. Но кроме этого всего ужаса есть ещё наши военные, которые не заслуживают, чтобы просто тут умереть. Они всё ещё остаются тут. Они мечтают и строят планы, маленькие и большие. Кто-то из них так же планирует пожениться, а кого-то дома ждут дети. Я просто прошу вас понять, что это не просто пограничники, азовцы, национальная гвардия, полиция, служба безопасности Украины. Что это отдельные люди, что это отдельные вселенные. Я надеюсь, что мировое сообщество их слышит. Я надеюсь, что будет возможность им всем выехать отсюда, помочь всем нам, помочь выжить. Сейчас все, кто тут находятся, в первую очередь мечтают жить, в первую очередь мечтают увидеть своих родных. Я понимаю, что я Андрея уже не увижу, но также понимаю, что нет ничего ценнее, чем жизнь. Я хочу увидеть своих побратимов счастливыми. Хочу увидеть их с родными. Хочу увидеть, как они перестали страдать и мучиться от боли. Хочу увидеть их в безопасности. Я прошу просто дать нам жить, дать нам жизнь!

«Ты три дня был моим законным мужем.

И целую вечность ты моя любовь.

Мой родной, мой заботливый, мой мужественный…

Ты был и есть лучший.

Мне осталась твоя фамилия, твоя любящая семья и воспоминания про счастливое время рядом»

«Мы успели пожениться.

Успели быть счастливыми.

Но не успели насладиться жизнью вместе.

Я люблю тебя вечно, мой Герой...»

Фейсбук Валерии https://www.facebook.com/people/Nava-Mrpl-UA/100019116797215/

02:19
85
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!