О любви

Материалы "О любви"

"Фиалковый джем". Глава 2

«Цветы в эппендорфе или снова фиалки.»

Наступил декабрь. Приближение Нового года с каждым днем ощущалось все сильнее и сильнее. В воздухе витала какая-то необъяснимая атмосфера волшебства, отзываясь в сердце почти каждого сладким, почти детским, предвкушением праздника. Наконец-то похолодало, замерзшие лужи грязи и разбросанные ветром пожухлые листья покрылись тонким белым покрывалом снега. Еще пара снежных дней, и к визиту ее величества Снежной Королевы будет почти все готово.

Работы с каждым днем все прибавлялось. Почти каждая уважающая себя организация и фирма в преддверие новогодних и рождественских торжеств считала своим долгом одарить деловых партнеров и постоянных клиентов композициями из искусственной хвои, шариков, свечей, сухоцветов и того подобного, не забыв, конечно, приложить пару рекламных проспектов. С каждой неделей заказов становилось все больше. Производственная необходимость заставляла выходить на работу в свои выходные. В конце концов, к работе над композициями подключили и кассиров. Мои руки, руки Эльзы – нашего второго флориста, а особенно пальчики, еще не приноровившихся работать с горячим клеевым пистолетом, обоих кассиров были все в следах от горячего расплавленного сухоцветного клея. Весь салон, подсобка были просто завалены коробками с блоками сухоцветного оазиса, искусственной хвоей, новогодними текстильными лентами, баллончиками с серебряной и золотой краской, спреем с искусственным снегом и прочим подобным товаром.

Таинственный поклонник Ани, «фиалковый маньяк» — как его называла Лиза, больше не давал о себе знать. В новогодней суматохе все как-то подзабыли о нем и больше не спрашивали у Ани при каждой встрече: «Ну как? Появлялся?».

Совершенно незаметно наступило 31 декабря. Это была наша с Лизой смена и с восьми утра мы были на работе. Нужно было успеть сделать несколько новогодних композиций из живых цветов и хвои. Рабочий день прошел как-то быстро и легко. В четвертом часу забрали последнюю заказанную композицию из усыпанных яркими шариками ягод веток илекса и бело-зеленых калл в высоком стеклянном цилиндре, наполненном искусственными плодами граната. Позвонила хозяйка — Ирина Анатольевна. Поинтересовавшись выручкой, она разрешила закрываться. Быстренько убрав остатки срезки в холодильник, мы с Лизой поспешили домой.

Нужно было успеть привести себя в порядок. Сегодня я была приглашена в гости к моему старшему брату- Андрею. Несколько лет назад он женился и жил в другом конце города. Теперь, конечно, мою маму очень беспокоил вопрос моего успешного замужества. Поэтому, безусловно, под ее чутким руководством на празднование Нового года был приглашен один из сослуживцев брата, ну и, соответственно, я. Примчавшись домой, я оперативно навела «марафет» и уехала к брату.

Домой я вернулась первого числа уже под вечер. Не успела даже снять куртку, как в дверь нетерпеливо позвонили. Это была Аня.

— Он, он снова появился, — почти восторженно крикнула она мне с порога. – Пойдем, пойдем ко мне, я покажу. Я тебя уже с утра в окно выглядываю. Ты на Новый год к маме или к брату ходила? Или еще куда?

— Опять фиалки? – спросила я, поднимаясь за Аней этажом выше.

— Нет. На этот раз ландыши.

— Он у тебя прямо-таки эстет какой-то. И где же это он, интересно, взял ландышей на Новый год. Наверное, в сказке «Двенадцать месяцев»? Теперь остались лишь незабудки.

— Это почему же? – спросила Аня, доставая из кармана джинсов ключ от входной двери. – Потому, что тоже весенние?

— Нет. Просто в 19 веке женихи до официального объявления помолвки с девушкой дарили лишь фиалки, ландыши и незабудки. Он же официально не объявился, скрывается. Кстати, букет ландышей на языке цветов как раз и означает: «Как долго и тайно я в вас влюблен». Ландыши преподносили, желая долгой и счастливой семейной жизни. На них даже гадали, как на ромашках. Отрывали один цветочек за другим: любит, не любит. На работе оставил цветочки?

— Знаешь, опять так же позвонили в дверь. Вчера, где-то в девять вечера. Открываю, а у двери лежит вот это.

Это представляло собой обычную новогоднюю открытку, к развороту которой был прикреплен совсем небольшой букетик ландышей, всего пять маленьких веточек. Стебельки ландышей были помещены во что-то небольшое, аккуратно скрытое под голубой атласной ленточкой и маленьким бантиком.

— Давай маникюрные ножницы, — сказала я Ане, осторожно потянув за кончики ленточки банта. Бант не поддался, так как, скорее всего, был пошит нитками.

— Зачем тебе? – удивилась Аня.

— Давай, давай. Вскроем и посмотрим, где он это заказывал.

Наконец голубые, точно в тон, ниточки были подрезаны и атласная «обертка» букетика снята.

— Это же эппендорф. Да еще и парафильмом обернут,– немного удивилась я.

— У вас такие, специальные для цветов, да?

— В том то и дело, что нет. Эппендорф – это вот эта маленькая пластиковая пробирочка, где находятся стебельки ландышей. Туда налита вода, иначе ландыши еще вчера повяли бы. На эппендорфах всегда крышечки плотно закрывающиеся бывают. Но эта аккуратно срезана. А запечатано все, чтобы водичка не выливалась, парафильмом. Пленка это такая, восковая. Она в руках тянется и липнет куда надо. Мы ведь используем для этих целей специальные пробирки, флористические. На них и крышечка с уже готовым отверстием для цветов. Этим же пользуются только в медицинских и научных лабораториях.

— Значит, он работает в нашей больнице, — неуверенно предположила Аня.

— Или кто-то из его хороших знакомых там работает. Да, выдумки у твоего Ромео хватает. Самое интересное – ландыши он где нашел? Мы их не заказывали, например.

— Может в другом салоне?

— Нет. Нашей Ирине уже было бы известно. Она следит за ассортиментом, держит марку. Ландыши уж очень дороговаты, мы их если и берем, только под покупку клиентом сразу всей партии.

— Ладненько, пойдем чаю, что ли попьем. Я пока ландыши в бокал поставлю. Кстати, мама моя желе оценила.

Мысль о том, где он – этот таинственный поклонник – смог достать зимой душистые фиалки, а потом ландыши, не оставляла меня весь вечер. Купить их у нас в городе он точно не мог. Только если ездил в соседний город. Но это почти сто километров… Хотя, если влюблен по-настоящему… А это фиалковое желе… Да, остались лишь незабудки под дверью.

Несколько новогодних выходных дней прошли быстро и незаметно. На работе наступило затишье. Заказов почти не было. Я занялась доделкой нескольких отложенных ранее сухоцветных работ. Лиза не спеша разбирала новогодние витрины и оставшиеся елки.

Приближался февраль, а с ним и генеральная репетиция восьмого марта – 14 февраля. Заказ на срезанные цветы был составлен еще в конце декабря. А коробки с сердечками всех размеров, ажурными лентами, бусинками, нежными перьями, ангелочками, птичками, «сердечными» каркасами и прочим соответствующим товаром должны были привести на этой неделе.

Начало февраля выдалось очень морозным и ветреным. Почти бегом я добралась от остановки до магазина. На шум колокольчика входной двери из подсобки выглянула Лиза.

— Привет. Замерзла? Я чайник поставила, погреемся немного, — сказала она, доставая из сумочки овсяное печенье. – А от «маньяка» новостей нет?

— Нет. Опять затаился. Наверное, ждет, пока незабудки зацветут, — попыталась я пошутить. – А может на 14 и сам лично объявится, повод то подходящий.

— Девочки, чайник вскипел, — крикнула нам из подсобки Мария Сергеевна.

До открытия салона было еще минут двадцать, и мы могли спокойно попить горячего согревающего чаю.

— Алис, ты знаешь, что в кожуре некоторых видов бананов содержатся вещества, вызывающие наркотическое опьянение, — сказала Лиза, перелистывая какой-то журнал о цветоводстве. – Эту кожуру даже используют местные шаманы.

— Вроде журнал о цветах, а пишут что хотят, — перебила Лизу Мария Сергеевна. – Девчата, я ушла.

Не успела дверь за Марией Сергеевной закрыться, как в салон вошла высокая женщина в красивом красном пальто.

— Сердца на день Валентина делаете? — спросила она, внимательно осмотрев витрину холодильника.

— Конечно. Вот наш каталог, посмотрите. Вы для любимого мужчины? – спросила я.

— А что и такие заказывают? – с некоторым сомнением ответила мне женщина. – Нет. Я по просьбе. Так получилось.

Выяснив все возможные варианты, различные нюансы, примерный разброс цен и аккуратно записав все в небольшой блокнот, она ушла.

— Давай расчертим уже книгу заказов. Давно пора. Скоро валом повалят, – заметила Лиза.

И действительно в этот день сделали несколько заказов на 14 февраля. Один из заказчиков, полноватый веселый молодой человек, нас просто поразил, заказав букет орхидей и сердце из … брюссельской капусты.

— Это для украшения романтического ужина. Она у меня вегетарианка, — пояснил он, видя наши с Лизой улыбающиеся лица. – Должна оценить. Ну, и букет, конечно, ей.

— Да, молодые люди сейчас с выдумкой: то сердце из капусты, то ландыши в декабре, — прокомментировала Лиза, закрывая дверь за молодым человеком поплотнее. – Так, глядишь, скоро из картошки и кукурузы будем букеты делать.

— А мне бы брюссельская в сердце понравилась. Интересно. Букет лучше из брокколи делать. Ведь брокколи – это и есть цветы капусты.

— Пойдем домой, Алиса. Вот и Алевтина Витальевна идет, — сказала Лиза, открывая дверь нашему ночному сторожу.

Машина со срезкой пришла за два дня до дня Святого Валентина. В это день на работу вышли все, помогала даже Ирина Анатольевна. В салоне было просто не развернуться. Цветы в коробках и просто пучками лежали всюду. Примерно часов в одиннадцать в магазине появилась симпатичная молодая девушка в белом берете и бежевом пальто с довольно большой коробкой в руках. С трудом протиснувшись через груду цветов на полу, она подошла к столу прилавка и аккуратно поставила на стол десять горшочков с цветущими узамбарскими фиалками удивительно красивого алого цвета.

— Алис, спроси у Ирины Анатольевны, разве мы еще фиалки заказывали? – попросила меня сидящая за кассой Лиза.

– Девушка, вы из какой фирмы? Давайте мне накладные, – вежливо обратилась она к девушке.

— Нет, нет. Что вы, — торопливо поспешила ответить девушка. – Мне бы узнать, вы из этого сможете сердце сделать? Конечно, еще какие-то цветы добавьте, на ваше усмотрение.

— Обязательно сможем. Но часть материала ваша, поэтому тариф на работу флориста в двойном размере, — деловито ответила Лиза. — Давайте я вам флориста позову.

— Нет, пожалуй, не стоит. Я вам доверяю, – ответила девушка, видя, что все заняты. – Лучше давайте сразу доставку оформим.

Не забыв записать адрес и взять предоплату, Лиза проводила девушку удивленным взглядом.

— Ну и девушки нынче пошли. Заказывают сердца девушкам. Хотя, может парень шибко стеснительный попросил. А фиалки – просто загляденье.

— Красиво получится. И необычно, – заметила Эльза. – А то все розы и розы.

День 14 февраля начался, как обычно, очень рано. Кассиры разрывались между телефонной трубкой, записью заказов и оформлением бланков для доставки цветов.

Казалось, что бесконечная череда букетов и сердец никогда не кончится. Сердца, букеты, опять сердца… Цветы в холодильнике таяли просто на глазах: розы красные, белые, розовые, антуриумы, орхидеи, тюльпаны, фрезии, нарциссы… Не отставали и горшечные примулы, цикламены, азалии, гардении. Лиза едва успевала упаковывать горшочки в фетр с сердечками и втыкать бабочек и стрекоз. Один из последних покупателей, уже в одиннадцатом часу вечера, купил большую драцену массанджеана, попросив обвесить ее маленькими декоративными сердечками. Получилось, кстати, очень мило. В одиннадцать вечера, измученные, но довольные, мы разошлись по домам. Вернее нас развезла Ирина Анатольевна.

«Даже Ане не успела позвонить. Совсем не было времени. Как там ее таинственный Ромео? А теперь только спать», — думала я, устало поднимаясь на третий этаж. И тут я увидела Аню, стоявшую у моей двери с сердцем из … тех самых алых фиалок. Я не могла ошибиться. Это было то самое сердце из фиалок и бело-зеленых ранункулюсов. Я сама его сегодня делала. Мы даже сфотографировали этот шедевр.

— Вот сегодня вечером доставили. А сам не пришел… Только открыточка со словами: «Извини, сломал ногу, лежу в больнице…», — сказала Аня, видя немую маску изумления на моем лице.

— Аня. Это же я сердце делала…

— И кто заказывал? – живо поинтересовалась Аня.

— Девушка… Красивая, молодая. И … вроде волосы у нее рыжие. Все заранее оплатила. Запечатанный конверт с открыткой оставила. Только заказ Лиза оформляла, а то бы я сразу обратила внимание на адрес доставки.

— Странно все это… Уж не знаю, что и думать?

— Может и правда – ногу сломал. Попросил ее прийти, оформить доставку.

— А сердечко получилось красивущее. Такие милые фиалочки и эти, зелененькие с белым. Тоже прелестные очень. Устала ты, Алиса. Иди спать. Завтра я к тебе загляну.

Прижав к груди фиалковое сердце, Лиза убежала к себе вверх по лестнице.


Автор: служба доставки цветов по России и миру 'Флорист.ру'


00:05
82

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Войдите или зарегистрируйтесь чтобы добавлять комментарии