ВладаМ

ВладаМ

@VladaM
Настоящая жизнь начинается только тогда, когда в сердце появляется любовь

От ненависти до любви не один шаг. Часть 1. Ненависть

Моя мама была последним ребенком в многодетной семье. Она прожила жизнь с сознанием ненужности и нелюбимости, и передала это мне по наследству.

Моего появления на свет ждали двое: Господь Бог и мой отец. Мой брат, первенец, был обожаем, и второго ребенка мама не хотела. Однако отец настоял, сказав, что должна родиться дочь. Я родилась, как планировали, день в день, легко, без стимуляции и патологий. Жизнь обещала быть такой же. В одиннадцать месяцев я уже ходила самостоятельно и просилась на горшок. Поэтому меня без колебаний отправили в детсад.

У мамы никогда не было проблем со мной, мне не нужно было мерить температуру, ставить горчичники и волноваться по поводу, когда болит голова. Это были самые счастливые годы моей жизни. И только маленькие звоночки обид нарушали мой детский покой. В детском саду я очень любила утренники. Меня ставили в пример всей группе: я хорошо и пела, и танцевала, и читала стихи. Но, ни мама, ни папа на утренники не приходили. Они работали. А я расстраивалась. Было жутко обидно, и казалось, что я одна во всем мире. Это был первый звонок по одиночеству. В некоторой степени мое одиночество компенсировал отец. Он, пожалуй, был единственным, кто любил меня сильно и преданно. Если бы не его ранняя смерть, все, наверное, было бы по-другому…

Отец умер, когда мне было одиннадцать лет. Умер на моих глазах. В квартире, где были только я и он. Было страшно. Я понимала, что произошло, что-то ужасное, непоправимое. Пока соседи вызывали «скорую», я пошла, встречать маму. Сказала только, что отцу плохо. Когда поднялись на наш этаж, в квартиру зашла только мама, а я пошла к соседям. Секундой позже раздался жуткий, дикий крик. Мама узнала, что отец умер. В этот момент я это тоже поняла…

В эти одиннадцать лет я услышала от мамы то, что перевернуло мою жизнь. Она сказала: «Это ты виновата, что отец умер. Ты должна была его остановить. Он был бы жив». Папа умер от кровоизлияния в мозг, а перед этим таскал тяжелые мешки со строительным мусором. Я испугалась. Я не могла поверить, что это говорит моя мама. Тогда, я почувствовала, что ничего нас больше связывать не может. И это уже был не звоночек, это был колокол, звонящий набат по одиночеству.

Отношения с мамой не ухудшались и не улучшались. Они просто прекратились. Как отрезало. Я осталась одна. Маленькая девочка в огромном, несправедливом мире. Я закрылась на сто замков в самой надежной комнате – в себе. У меня не было подруг, потому что у подруг были мамы, которые их любили, ласкали, интересовались их жизнью. Я им завидовала. Мне было больно, а значит, мне не нужны были подруги, Мне не нужен был никто. Я уже хотела быть одна. Зачем мне люди и мир? Они жестокие, даже самые близкие люди. Вернее, самые близкие — и есть самые жестокие…

Летом я не спала ночи напролет. Это было единственное время, когда я могла побыть одна. Я уходила на балкон и любовалась звездным небом, до боли в глазах, до слез. Тогда я научилась мечтать…

Так продолжалось не один год. Мои летние ночи закончились весьма поэтично и вполне логично. Я решила стать актрисой. Иначе, наверное, и быть не могло. Я привыкла жить в иллюзорном мире. В мире, где я любима, популярна, в центре внимания… Решение было принято, и дышать стало легче. К тому же, в моей жизни стали появляться парни, походы в кино, сидение на лавочках до полуночи. Но тут мама, вспомнив, что мне уже шестнадцать, решила взяться за мое воспитание. Начался настоящий террор, по полной программе каждый день. Пропуская мимо ушей, мамины крики и нецензурные выражения, я собиралась покорять Москву. Желание стать знаменитой актрисой усиливалось с каждым днем. И вот этот день настал.

Я влюбилась в Москву с первого взгляда. Она потрясла меня до глубины души. Я попала в мечту наяву. Эмоциональное потрясение было настолько сильным, что мне ничего уже не хотелось. Для меня сама поездка в Москву стала настоящим подвигом. И поэтому я требовала от окружающего мира немедленной награды. Я считала, что мне все должны, поэтому, приехав в столицу, я решила, что меня просто обязаны принять в театралку, даже без экзаменов. Ведь я такая талантливая, думалось мне. Я знала, что смогу. Но… Я хотела и боялась.

Пыталась и умирала от ужаса. Близость мечты, близость цели выбили у меня почву из-под ног. Я провалила все экзамены… Иллюзия рассеялась, мечта ушла, а я вернулась домой. А там – террариум родственников в маленькой квартирке. Атмосфера накалялась с каждым днем. Надо было бежать. Но куда?

И я устроилась на работу в институт искусств секретарем. Если не в искусстве, то хоть рядом с ним. За два года работы подружилась с нужными людьми, в результате стала студенткой института искусств. На еще одну попытку стать актрисой меня не хватило, поэтому я поступила на факультет театроведения.

Учеба захватила меня с головой. Проблема отношений с мамой ушла на второй план, но ненадолго. Театральная жизнь веселая, пьяная… Иногда я загуливала до утра. Для мамы это был настоящий удар. В семье полный бедлам, она сама все тянет на себе, да и еще дочь такая непутевая, не ночует дома, неизвестно где шляется. Спорить и доказывать что-то было бесполезно — скандалы только усиливались. А просто поговорить она не умела и я не научилась. Круг замкнулся. У меня был выбор: либо уходить из дома, либо начать уже откровенно и открыто ненавидеть мать. Я старалась просто отмалчиваться в ответ на ее постоянные претензии. Но надолго ли меня хватит — не знала. К тому же, и в институте у меня начались неприятности. Педагоги оказались несостоявшимися великими актерами и актрисами с кучей комплексов — чему у них можно научиться? Их я тоже терпеть не могла. Все пошло наперекосяк. Нужен был какой-то выход, а его не было. От мыслей о тупиковости моего положения, моя злость на мир и окружающих становилась все сильнее…

Продолжение следует…

02:11
105
Нет комментариев. Ваш будет первым!